Главная | |Регистрация| Мой профиль | Вход| Выход
Вы вошли как Гость | Группа "Гости" | RSSСреда 22.06.2016 18:18
МЕНЮ САЙТА

ФОРМА ВХОДА


РЕКЛАМА...

СЕГОДНЯ

НАША ГРУППА

МИНИ-ЧАТ

Block title

ВИДЕО

ПОГОДА С-ПЕТЕРБУРГ

ТЕГИ

СТАТИСТИКА




Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0



Пользователи
посетившие сайт


Главная » 2012 » Декабрь » 1 » Искатели
13:37

Искатели

Предмет коллекционирования каждый выбирает в зависимости от своих личных интересов и пристрастий. Потому люди коллекционируют все что угодно: открытки,
марки, спичечные этикетки. А еще в Латвии
довольно много людей, собирающих артефакты времен Второй мировой. Это не
просто хобби, но и большой бизнес. И поэтому свое увлечение люди не особенно хотят афишировать.

Собирают военные раритеты двумя способами: одни коллекционеры покупают или меняют между собой предметы своей страсти, другие сами копаются в земле на местах сражений.

Для этого надо досконально знать историю войны, то, где и когда проходили боевые действия. Больше всего находок в тех местах, где позиции по нескольку раз переходили из рук в руки.

У тех, кто собирает по лесам «эхо войны», есть преимущество — подделок в их собраниях нет, все предметы аутентичны.
А вот покупателям частенько всучивают новодел, иногда настолько качественно выполненный, что даже спецы могут попасться. Например, если вам предложат алюминиевую немецкую солдатскую пряжку с
выбитым годом производства 1943, знайте: это конкретный новодел, поскольку с 42-го года немцы штамповали пряжки исключительно из железа — цветные металлы у них уже почти вышли, и потому алюминиевая пряжка не могла быть произведена в указанном году.

Никто — почти никто! — из коллекционеров с журналистами, да и вообще с посторонними людьми общаться особенно не хочет. Причин несколько — в основном военные реликвии добыты нелегально, «черными» копателями. Во-вторых, вещи эти имеют немалую рыночную стоимость, и рисковать своей коллекцией никому не хочется. А охотников до оригинальных военных раритетов предостаточно.

«Копатели» делятся на три неравные группы: «черные», «белые» — то бишь имеющие официальное разрешение на свою деятельность, а третьи представлены несколькими поисковыми отрядами, занимающимися поисками останков павших воинов — советских, немецких и латышских легионеров.

С одной такой группой, поисковым отрядом Талиса Эшмитса мне довелось выехать недавно на раскопки. Эта группа занимается поиском и перезахоронением останков оветских солдат. Ребята рассказывали, что просто нет отбоя от коллекционеров, желающих прикупить что-то к своему собранию раритетов. Некоторые умоляют о конкретных вещах, другим все равно что, лишь бы из земли, оригинальное было. Отказывают всем категорически. Талис уверяет, что даже ни одна стреляная гильза не ушла и не уйдет налево. Все солдатские вещи, найденные рядом с станками, кладут в пластмассовые мешки и так перезахоронивают.

Понятно, что сами поисковики что-то берут себе, но это только те вещи, что не находятся в непосредственной близости от воинских останков. Хотя ни у кого из команды Эшмитса, кроме одного, собирающего исключительно каски, серьёзной коллекции нет.

Причем для ребят нет разницы, чьи останки они нашли: если советского солдата - перезахоронивают на кладбище в Ропажи, если немецкого или легионера — то передают
их соответствующим поисковым группам или организациям. Между прочим, немцы хоронят своих солдат на латвийской земле — и дешевле и как-то уважительнее похоронить воина там, где он погиб.

Но некоторые собирают свои коллекции исключительно самостоятельно, легально
роясь в местах бывших сражений. С Андрисом, одним таким коллекционером, я познакомился благодаря забавному
эпизоду, с ним приключившемуся. Вызвал как-то Андрис ремонтников из «Латтелекома» — телефон починить. А
дома у него, надо отметить, форменный музей — море самого разного оружия, по которому можно изучать географию
захваченных немцами европейских стран, предметов солдатского быта, военной униформы. Сам-то он привык ко всему этому, уже пятнадцать лет ходит по лесам, в земле копается, а вот техники латтелекомовские остолбенели. Починили телефон — и как ветром сдуло.

И сдуло прямиком в Добельскую полицию, где, заикаясь, они поведали о бандитском складе оружия. Естественно, в полиции встали на уши, понеслись по указанному адресу. К счастью, у Андриса на все его экспонаты оказались заключения рижских экспертов — о том, что все оружие в нерабочем состоянии и является коллекцией.

Ему просто повезло — в свое время он и не думал что кто-то может принять за оружие проржавевшую железяку. А по закону любое огнестрельное оружие независимо от его состояния считается работающим до того момента, пока эксперт не даст противоположного заключения. Хотя сам Андрис недоумевает: «Они что там, в полиции, думают, что кто-то пойдет на мокрое дело со старым ненадежным ППШ, который если его и привести в рабочее состояние, будет палить куда угодно, кроме как в цель?!..»

Благодарному слушателю Андрис может рассказывать часами. После каски он нашел
ракетницу, и тут фишка поперла — находки пошли косяком. Судя по всему, кроме начитанности, знания фактов ему еще здорово помогает везение. Иначе трудно объяснить то, как — даже за пятнадцать лет — человек может найти такое количество всевозможных реликвий времен войны. Андрис признается, что человек он очень суеверный: увидит по пути на раскопки черного кота — возвращается.

Однажды в самом начале он нашел солдатские останки — и так их и оставил. А чуть ли не со следующего дня пошло у Андриса все наперекосяк, и так пару недель, сплошная черная полоса. Вернулся в лес, похоронил солдата по-человечески, цветы поставил — и жизнь вошла в нормальную колею.

Теперь всякий раз, когда Андрис находит останки солдат, он аккуратно закапывает
их в землю, оставляет метку и сообщает ребятам-поисковикам, занимающимся перезахоронением солдат. Опять же он
полагает, что продавать свои находки нельзя — продал по молодости какую-то мелочевку и пару месяцев не находил потом абсолютно ничего. Так что теперь он не продает никому ничего, сколько бы бабок ему ни предлагали. Хотя и обидно пару раз было, когда его посещали западные
коллекционеры, — уникальных вещей у него много, вот ему за них и предлагали очень даже солидные деньги. Отказывал, хоть и живет небогато.

Андрис официально является собирателем экспозиции для музея, которыи
вскорости будет открыт в Лестене — месте, где когдато шли ожесточенные бои.
Здание под коллекцию ему уже отвели, вот только не такое большое, как ему хотелось бы, ибо собрание результатов его раскопок занимает не только комнату в доме, но и просторную кладовку, сарай и чердак. Одних только автоматов ППШ у Андриса 34 штуки...

Но, несмотря на море техники его больше интересуют находки, связанные с солдатским
бытом: фляжки, сумки, различная солдатская мелочь. Так, он умудрился найти даже неплохо сохранившийся презерватив, которым гордится чуть ли не больше всего. Кстати, иногда трудно
определить то, чей окоп ты раскопал, — у советских солдат, например, можно найти немецкую фляжку (отечественные были, оказывается, стеклянными), часто — трофейные сапоги. Потому как советские солдаты, воевавшие в Курляндском котле, были экипированы довольно-таки плохими ленд-лизовскими ботинками. Вообще солдаты двух армий охотно пользовались снаряжением противника,
если оно было лучше. Как ни непривычно это
звучит, но раскопки в местах сражений дают зачастую гораздо больше информации о делах более чем полувековой давности,
нежели чем учебники истории.

В фильмах о войне масса несоответствий исторической правде», — веселится Андрис.
Форму изображали кому как в голову взбредет, оружие тоже. Например, в кино часто лихих советских разведчиков вооружали немецкими «шмайссерами».
Андрис в это не верит — у советских он ни разу их не находил. Зато немцы охотно
пользовались пистолетом-пулеметом Шпагина. Другая интересная деталь: до самого конца войны немцев снабжали
алкоголем — в их окопах полно бутылок из-под вина, рома, даже шампанского. Вообще, в плане быта немцы были устроенное. Всякая солдатская мелочевка вроде портсигаров, ложек-вилок была фабричного
производства. В окопах советских солдат в основном можно найти всякого рода самоделки — зажигалки, коптилки, коробочки, смастеренные из подручных материалов — в основном снарядных гильз и самолетного дюраля.

Есть у копателей и поисковиков свои легенды, иногда очень даже правдоподобные.
Например, в окопах советских солдат практически не было противогазов. Так вот, говорят, что во время войны было достигнуто неофициальное соглашение между воюющими сторонами о том, что никто не
будет использовать боевые отравляющие вещества. Более того, за это Советский Союз обязался не использовать более мощный вариант реактивной установки катюша.

Андриса и других его коллег, которые официально занимаются раскопками в местах
сражений, больше всего достают «черные» копатели. Те хоть и экипированы обычно получше в плане техники, но ведут свои раскопки варварски. Останки солдат выбрасывают, сильно поврежденные вещи — тоже. Берут только то, что более или менее сохранилось, то есть годится для продажи. Все остальное их обычно
не интересует. Судя по всему, нарытый ими товар сдается не антикварам, а либо напрямую коллекционерам, либо посредникам. По крайней мере, в рижских антикварных магазинах ничего, напоминающего недавно выкопанные вещи, я не нашел.

Разве что некоторые такие магазины напоминают "Военторг" совкового времени — советские шинели, кители, портупеи, разная мелочь вроде кокард и петлиц. Обойдя с десяток антиквариатов, я обнаружил несколько касок непонятного происхождения, причем по смешной цене, что говорит само за себя. А деньги в этом бизнесе крутятся очень даже солидные, так как цены на аутентичные военные
раритеты весьма высокие. Например, немецкая солдатская каска в хорошем состоянии (то есть на которой сохранилась заводская краска) в германском каталоге оценивается в 1000 марок. Брезентовое ведро — порядка 150 марок. И так далее.

О ценах Андрис распространяться не любит, да и другие коллекционеры тоже — тема вообще довольно деликатная. Западные коллекционеры, последние десять лет бороздящие нашу страну, выкладывают за понравившийся предмет чуть ли не любую сумму не торгуясь. И местные копатели, и
коллекционеры боятся, что когда Латвия вступит в ЕС, сюда хлынут их западные коллеги. И наши, вооруженные максимум металлодетектором среднего качества, просто не смогут конкурировать с западными копателями — те несравнимо лучше экипированы.

Значит, копатели будут находить меньше — конкуренты потеснят их в этом бизнесе, и, соответственно, коллекционерам будет перекрыт кислород в плане пополнения их собраний военных раритетов. А нашу историю будут вывозить за границу и продавать оптом и в розницу.



Источник:


ИНТЕРЕСНЫЕ СТАТЬИ
Нравится пост? Поделись с друзьями!

Все материалы, представленные на сайте kopatich.ru взяты из открытых источников или присланы посетителями сайта.Содержимое сайта выставляется в целях ознакомления.  Если Вы обнаружили  свою работу, размещенную каким-то пользователем Без Вашего разрешения, просьба связаться с Администрацией сайта. Это касается именно Авторских работ, а не материала собранного в Интернете и размещенного где-то.
ХОРОШЕЕ МЕСТО ДЛЯ ВАШЕЙ РЕКЛАМЫ!!
под каждой статьей в новостях
размер баннера 500х150
ВСЕГО 2000 РУБ. В МЕСЯЦ


Категория: Военная археология | Просмотров: 1473 | Добавил: stalker29 | Теги: археология, война, колекционеры | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
КАТЕГОРИИ РАЗДЕЛА
Древние замки города поселения [26]
Оборудование снаряжение [52]
Картография и навигация [7]
Перстни, кольца, печатки [3]
Кресты, иконы, складни [13]
Курганы и захоронения [27]
Историческая справка [62]
Оружие и боеприпасы [16]
Коллекционирование [38]
Военная археология [44]
Известные личности [32]
Обновление архива [18]
Технология поиска [77]
Самое интересное [194]
Подводный поиск [22]
Ордена и медали [5]
Чистка находок [16]
Пляжный поиск [4]
Монеты и боны [54]
Демотиваторы [2]
Золотодобыча [6]
Вести с полей [14]
Пуговицы [3]
Пряжки [3]
Конина [3]
Клады [229]
Видео [21]
Закон [78]
Фото [14]
Игры [4]

ПОИСК

АНЕКДОТЫ

Решил еврей нахаляву себе колодец в огороде выкопать. Пошел он к русскому и говорит: – Слушай, мне недавно один цыган продал старую карту. На ней показано, что у меня в огороде зарыт клад. Давай ты мне его откопаешь, а я тебе 30% отдам. А русский отвечает: – Не верь ты этому цыгану. Он продал похожую карту одному хохлу, так я ему целый колодец вырыл, а клад не нашел.

МЫ В КОНТАКТЕ

ЖИЗНЬ САЙТА

РЕКЛАМА НА САЙТЕ

ИНТЕРЕСНЫЕ СТАТЬИ


КАЛЕНДАРЬ
«  Декабрь 2012  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

ФОТОГРАФИИ

АВТОРСКИЕ ПРАВА
Основная часть контента взята из общедоступных ресурсов Интернета с указанием гиперссылок на источник. Возможно Вы являетесь владельцем авторских прав статей или книг, размещенных на данном сайте и возражаете против их публикации. В таком случае поставьте нас в известность, мы готовы НЕМЕДЛЕННО снять Ваши материалы с сайта С Уважением, Администрация сайта.

НАША КНОПКА

Вверх

ДРУЗЬЯ САЙТА
  

© 2010-2012 КОП@ТЫЧ    Все права защищены   

Все материалы, представленные на сайте kopatich.ru взяты из открытых источников или присланы посетителями сайта.Содержимое сайта выставляется в целях ознакомления.  Если Вы обнаружили  свою работу, размещенную каким-то пользователем Без Вашего разрешения, просьба связаться с Администрацией сайта. Это касается именно Авторских работ, а не материала собранного в Интернете и размещенного где-то.
Copyright MyCorp © 2016
Счетчик посещаемости и статистика сайта